Варяг: Антон Алиханов за 730 дней. Часть 1

Два года нахождения Антона Алиханова у штурвала Калининградской области отмечены довольно крупными событиями и достижениями, которые не всем оказались по вкусу

Развернувшаяся в конце лета информационная война, направленная против губернатора, имела своей целью поставить любые его успехи под сомнение или свести их к рядовым делам. При этом критики традиционно обращали внимание читателей на второстепенные вещи, стараясь прикрыть туманом слов те факты, которые действительно являются безусловными.

СМИ и губернатор

Особенность инфополя Калининградской области такова, что в былые времена здесь все воевали со всеми: губернаторы с мэрами, СМИ с губернаторами, основные финансово-промышленные группы друг с другом. Такая война устраивала всех, ибо позволяла соблюдать интересы самых разносторонних групп.

При этом СМИ с мэрами в основном дружили, так как за градоначальниками стояли строительные кланы с серьезными финансовыми ресурсами, которые они вкладывали в то, чтобы общественное напряжение, создаваемое бесконтрольной застройкой, не выливалось в область федеральных новостей.

Была еще одна проблема. С того момента, как адмирал Егоров под давлением Москвы ушел в отставку с губернаторского поста, все появлявшиеся в регионе главы были так или иначе не калининградцами, а значит, людьми, которые не вызывали доверия ни у местного политбомонда, ни у СМИ.

В итоге до начала губернаторства Антона Алиханова СМИ так дружно критиковали глав региона, что это стало доброй традицией и, что бы губернаторы ни делали, какие бы усилия они ни предпринимали, все их действия (правильные или нет) подвергались жесткой критике.

Незримая длань Евгения Зиничева, что витала над регионом после его «скоропостижного» ухода на должность замдиректора ФСБ, тем не менее внесла в инфополе Калининградской области свои коррективы.Власти, неукоснительно следуя федеральным трендам, наконец обратили внимание на те структуры, которые десятилетиями занимались ремеслом по выколачиванию денег из просчетов, всегда присущих бизнесу и власти.

Конфликты, возникающие из этих ошибок, всегда служили благодатной почвой для размножения паразитов, усиливающих свое влияние в инфополе. Но из-за того, что региональные власти боролись просто за свое существование, у них никак не доходили руки спросить у основных бенефициаров медиавойн: «Доколе?»

В какой-то момент Алиханов понял, что никакие благие начинания не сделают его в глазах СМИ персоной лучше, чем Николай Цуканов или Георгий Боос. То есть, что бы он ни предпринимал, все будет восприниматься в негативе. И, когда это понимание пришло, политика ДД1 в отношении СМИ начала резко меняться.

Для начала, по странной случайности, из медиаполя выпали самые одиозные критики власти – журналисты Игорь Рудников и Борис Образцов. Первый по весьма серьезным обвинениям пока пребывает в СИЗО, второй уже мотает срок в колонии общего режима.

Издание «Новый Калининград» покинул его главный редактор – крайне токсичный журналист Алексей Милованов. Теперь он малоизвестный блогер, жующий свою ментальную жвачку на потеху сонма недоброжелателей.

Блогер Вадим Хлебников, руководивший блогом «Руград», перешел на место Милованова и сделал все от него зависящее, чтобы диалог между ДД1 и «Новым Калининградом» стал окончательно невозможным.

Как это часто бывает, прогремевшая на всю страну журналистка Оксана Майтакова, которая позиционировалась как бескомпромиссный критик Алиханова, также ушла из «Нового Калининграда» и была пристроена правительством в зеленоградскую газету «Волна». Сейчас наслаждается забвением и осваивает бюджет главы города Сергея Кошевого, строча тому хвалебные панегирики.

Медиагруппа «Каскад» развалилась буквально на части под давлением долгов, а также в связи с отсутствием вливаний со стороны властей и неэффективным управлением. Новая команда менеджеров с грехом пополам возрождает «Каскад» из руин не без финансовой поддержки структур, близких к правительству Калининградской области.

ГТРК «Калининград», которую возглавил Николай Долгачев, два года веселила калининградцев, прямо скажем, идиотскими сюжетами и набившей оскомину борьбой с «ползучей германизацией». Выполняя заказ на противодействие пятой колонне и иностранным агентам, не надо забывать о том, что ГТРК «Калининград» – это не Первый канал и рупора государственной пропаганды из нее не получится. Калининградского зрителя местной политикой не искусить, тем паче когда сюжеты высасываются из пальца.

Вместо того чтобы поддерживать благие начинания ДД1 в условиях информационного вакуума, Долгачев «сражался» с ветряными мельницами.

Все получилось, как в русской поговорке: заставь дурака Богу молиться – он и лоб расшибет. А если перевести, то ничего, кроме репутационного ущерба и снижения интереса к ГТРК «Калининград», Долгачеву добиться не удалось. Плюс это могло привести к прекращению финансирования телеканала со стороны ДД1. Возможно, так бы и случилось, задержись Долгачев здесь на пару месяцев, но на радость жителям города и сотрудникам ГТРК «Калининград» его отправили «воевать с врагами» в Крым.

В итоге огульное критиканство власти оказалось враз немодным, а на фоне отсутствия запроса населения на серьезные тексты редакциям стало абсолютно бессмысленно заниматься серьезной аналитикой, исследованиями или копать глубже, чем рерайт пресс-релиза.

Поэтому медиасреда наполнилась новостями о бытовом криминале и статьями, написанными на коленке бывшими «гуру» пера.

Журналистика попала в лакуну. В ту область и в то время, где она оказалась не востребована.

На сцену вышли соцсети. И только благодаря им журналистика в регионе еще жива.

Коммуникационные линии

Антон Алиханов. Фото Борис Регистер.

Та щенячья радость, которую некоторые слои населения испытывали после ухода Николая Цуканова, сменилась депрессией.

Элиты застыли в ожидании того, когда варяги из Москвы соберут чемоданы и уедут наконец в Первопрестольную, чтобы все вернулось на круги своя.

Чтобы регионом опять руководили «решалы» и наиболее влиятельные строительные кланы, подобравшие под себя «закон и порядок».

Алиханов выбивался из общей категории лиц, привыкших по-хозяйски управлять областью: пилить федеральные и областные бюджеты безо всякой оглядки на результат.

Он напрочь отказался входить в их круг: париться в бане, ездить на охоту и устраивать совместные оргии с проститутками, привезенными из Питера или Москвы.

В системе «свой-чужой», три десятилетия складывавшейся в регионе, где приток свежей крови пополнял только диаспору выходцев из Казахстана, Алиханов был явно чужим.

Однако его молодость, энергия, управленческий рост и вездесущность создавали вокруг него ореол, который нельзя было просто так взять и замазать двумя-тремя глумливыми публикациями на новостных ресурсах старого формата.

Алиханов, следуя, возможно, моде, возможно, велению сердца, стал максимально доступен для каждого жителя области. Любой человек, даже анонимно, может оставить ему комментарий в «Инстаграме» или написать сообщение лично. И на любой из этих запросов следует быстрый и адекватный ответ, если этот запрос, конечно, не является желанием свести общение с губернатором до примитивных обвинений во всех смертных грехах.

Алиханов – дитя своего времени, поэтому действует сообразно ситуации. Молодой губернатор специфически реагирует на эмоциональную критику – он ее не воспринимает. Так делает это поколение. Если в критике нет конструктивного начала, значит, это балласт, поэтому она не заслуживает внимания. Стремление к результату требует от человека, чтобы он всегда шел вперед.

Любой человек в интернет-пространстве старается максимально очистить сферу своего присутствия от ментального мусора, который в изобилии производят хейтеры, тролли и боты. Это золотое правило, которое никак нельзя игнорировать, если пытаешься услышать разумные голоса своих избирателей (читателей).

Коммуникационные линии, которые создал Алиханов, находятся и в горизонтальной, и в вертикальной плоскости, затрагивая тысячи людей, будь то телефонные звонки (я не знаю ни одного более или менее известного человека из Калининграда, у которого бы не было телефона Алиханова), личные встречи, прогулки по городу или еще десятки других незримых связей.

И это, возможно, делает его не менее прогрессивным (доступным) и неудобным, чем Олег Тиньков или Евгений Касперский.

Проблема только в том, что часть населения воспринимает его как амбициозного менеджера, а другая часть видит в нем то, что не соответствует их представлению о губернаторе.

Элиты и варяг

Местные элиты, научившиеся воевать и договариваться до тех самых пределов, пока их бизнес остается в относительной безопасности, попали в неловкое положение.

И связано это было с той сформировавшейся после распада СССР традицией, что руководители силовых органов принимали самое деятельное участие в делах региона – как в политических, так и в экономических. С приходом Антона Алиханова на ДД1 как по волшебству в области начали устанавливаться правила совсем другого порядка.

Правила, которые можно назвать феноменом, были продиктованы требованием времени и пониманием определенных кругов «около» Кремля, что у России нет будущего при нынешнем сращивании элит и силовых структур в единого монстра, паразитирующего на финансовых потоках.

В отдельно взятом регионе этот феномен получил название «вологодский спецназ».

26 сентября 2016 года, буквально за две недели до того (6 октября 2016-го), как Президент РФ Владимир Путин снял Евгения Зиничева с должности исполняющего обязанности губернатора Калининградской области и назначил врио губернатора Антона Алиханова, начальником УФСБ по Калининградской области был назначен Леонид Михайлюк.

До этого Михайлюк занимал аналогичную должность в Вологодской области. В ноябре на работу в регион прибыл бывший заместитель мэра Вологды Сергей Елисеев. В июне 2017 года он был назначен на должность федерального инспектора по Калининградской области.

17 июня 2017 года прокурором Калининградской области был назначен Сергей Хлопушин, до этого 10 лет проработавший прокурором Вологодской области.

Начальником УМВД по Калининградской области 28 декабря 2016 года был назначен Игорь Илларионов. И хотя он никогда не служил в Вологде, а большей частью работал на ответственных должностях в Москве, сразу стало понятно, что его назначение – это еще одно звено антикоррупционной цепи.

В процессе чисток, которые предпринял Илларионов, Управление экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД лишилось порядка трех четвертей своих сотрудников. Из почти 90 человек на своих местах остались только 24 сотрудника. Многие из них ушли из управления с уголовными делами.

Были разогнаны почти все отделы судебных приставов, а региональное начальство отправлено в отставку.

Заведены дела на сотрудников таможни, бывших глав муниципалитетов, а расследование воровства при строительстве стадиона «Калининград-Арена» стало одним из самых громких за многие годы.

Крепкие зубы «вологодского спецназа» элиты почувствовали буквально сразу, а с арестом одного из самых известных «решал» региона Александра Дацышина стало ясно, что с силовиками уже ничего нельзя «порешать» так, как было принято ранее.

Основные группы влияния в лице их лидеров – Александра Ярошука, Олега Шкиля, Юрия Находкина – были сразу поставлены в жесткие рамки, а позиционирующие себя как «честные бизнесмены» Кацман, Влахович, Романов и Данишевский вынуждены были идти присягать на верность ДД1.

Впервые за много лет команда силовиков сосредоточилась на таких проблемах, как незаконная добыча и контрабанда янтаря, коррупция, пронизывающая все экономические и политические сферы, борьба с экономическими преступлениями и группами влияния, пытающимися подменять собою властные структуры.

При этом повсеместно шло снижение давления на бизнес, особенно со стороны рядовых сотрудников полиции, которые десятилетиями работали сборщиками дани с коммерсантов. Работа по конфигурации элит шла и весь 2018 год, начавшись с выборов Президента РФ.

Одним из самых выдающихся политических ходов Алиханова можно считать отстранение от бюджетной кормушки лидера местной элиты Александра Ярошука.

Пока Ярошук управлял Калининградом – городом с высокой стоимостью земли и огромными расходами на инфраструктуру, местные кланы были непобедимы. «Водоканал», «Теплосети», «Симплекс», Трамвайно-троллейбусное управление, МУП «Чистота», МУП «Альта» и десятки других муниципальных предприятий были отданы на откуп дружкам и товарищам бывшего мэра.

И, видимо, каждый из них вносил свою лепту в поддержание существующего порядка. А депутаты горсовета представляли для Ярошука хороших партнеров по бизнесу, где каждый занимался своим делом и получал от городского хозяйства столько подрядов и разрешений, сколько мог унести.

Поэтому Ярошук был ключевой фигурой противодействия губернатору, какую бы улыбку на лице он при этом ни изображал.

Изгнание его из мэрии и приход в его кресло Алексея Силанова стали настоящим подарком городу и горожанам. Многие эксперты в разговорах говорят о том, что это главное достижение Алиханова в политическом региональном поле. Свалить Ярошука не удалось ни Боосу, ни Цуканову, и нет сомнений, что «вологодский спецназ» сыграл здесь не последнюю роль.

Начальник Калининградской таможни Александр Кочнов, который уже врос в местную элиту и находился с Ярошуком в дружеских отношениях, ушел в отставку 1 августа 2018 года. После назначения начальником таможни Сергея Абросимова 3 октября сменился начальник УФСИН, которым стал Алексей Чириков. Первый приехал с Урала, второй – с Алтая.

И хотя Абросимова называют креатурой Кочнова, тем не менее завершающий этот год этап ротации силовиков будет еще долго оказывать положительное воздействие на правовое поле региона.

В завершение нужно сказать, что успехом внутренней политики команды губернатора можно считать не только уход таких людей, как Ярошук, Ковальский, Егорычев, Карафелов, Михайлов, но и появление (или возвращение) таких людей, как Силанов, Билич, Азов, Торба.

Но, разумеется, сделано еще не все, и, хотя из назначенцев Николая Цуканова у власти практически никого не осталось, почти все близкое окружение Ярошука занимает ключевые позиции в мэрии и на крупнейших муниципальных предприятиях.

Продолжение следует

Текст: Дмитрий Евсюткин

Источник: knia.ru

Добавить комментарий