Гаагский суд пересмотрел приговор Радована Караджича

Бывший лидер боснийских сербов 73-летний Радован Караджич останется под стражей до конца жизни. Такое решение вынесла апелляционная палата Гаагского трибунала, которая сочла, что 40 лет тюремного заключения не является для него адекватным наказанием с учетом тяжести уголовных преступлений.

Судебная палата сделала ошибку, когда вынесла приговор на 40 лет тюремного заключения, передает «Интерфакс» со ссылкой на сербскую телерадиокомпанию RTS. Сообщается, что это окончательный вердикт, который не подлежит обжалованию.

Ранее, 24 марта 2016 года, Караджич был признан виновным в геноциде и преступлениях против человечности и был приговорен к 40 годам тюрьмы, однако решил обжаловать это решение. Суд постановил, что он несет ответственность за убийства, нападения на гражданских лиц и террор в ходе 44-месячной осады Сараева во время войны 1992-95 годов. Его признали ответственным за обстрел города, в том числе с использованием артиллерии. В апреле прошлого года прокурор ООН Катрина Густафсон потребовала ужесточить приговор с 40 лет тюрьмы до пожизненного срока.

Караджич в 1992 году стал первым президентом Республики Сербской, этот пост он занимал до 1996 года. Во время гражданской войны на территории Боснии и Герцеговины он являлся политическим лидером боснийских сербов.

Караджич был задержан в июле 2008 года в Сербии. До этого на протяжении многих лет он скрывался, используя документы «доктора Дабича». После ареста проверка ДНК подтвердила, что Дабич и Караджич – это один и тот же человек. Через неделю после ареста он был передан Международный трибунал по бывшей Югославии.

В Гааге Караджич в своим защитном слове заявлял, что его нужно не судить, а поощрять. «Я сделал все возможное, все, на что способен человек, чтобы постараться избежать войны, большого числа жертв», – заявлял Караджич, добавив, что если бы не он, погибших в Боснийской войне было бы в три-четыре раза больше.

«Все, кто меня знают, подтвердят, что я не автократ, что я не агрессор, не являюсь нетерпимым. Напротив, я мягкий, терпимый человек, способный понимать других. Правда, что я был строг по отношению к себе и другим, принимая демократические решения», – подчеркивал он.

Москва, служба информации РИА «Новый День»

Источник: newdaynews.ru

Добавить комментарий