«Они выбрали модель, которая ведет к уничижению страны». Кремль опасается русских националистов Интервью с Дмитрием Демушкиным. Часть 1

Российская политическая элита после событий на Украине в 2014 году решила обезопасить себя от националистического «детонатора». О том, как и почему уничтожалось движение русских националистов, и каковы перспективы страны в этих условиях – в интервью РИА «Новый День» сказал известный общественный и политический деятель, экс-руководитель запрещенного в РФ объединения «Русские» Дмитрий Демушкин. По его оценке, сейчас в России реализуется модель, которая ведет к уничтожению страны.

«Новый День»: Кремль всегда с опасением относился к русскому националистическому движению, и многочисленные попытки уголовного преследования вас, как основного организатора и идеолога «Русского марша», тому доказательство. Как вы считаете, с чем это связано?

Дмитрий Демушкин: Первый фактор – в 2014 году Кремль испугался. Украинские события показали, что ударным звеном революции выступают националисты и футбольные хулиганы. Я сам лично читал эти аналитические записки в АП (администрации президента) – про опасность соединения протестов Манежной площади националистов и Алексея Навального с Болотной площадью рассерженных горожан. «Манежка» рисовалась, как возможный детонатор, который даст необходимый импульс противостоянию и жесткому сопротивлению, народной массе которую способны обеспечить либералы. Такими аналитическими записками весь год бомбили Кремль. В итоге была дана команда весь организованный русский национализм уничтожить. Причем не выбирать: лояльных или нелояльных, хороших, плохих, радикальных, не радикальных, а зачистить всех – как вид.

Плюс, получился имиджевый момент. В 2014 году украинская повестка захватила всё информационное пространство. С утра до вечера все наши телеканалы и первые лица государства рассказывали всем про фашистов, которые захватили власть на Украине, про бандеровцев и их шествия по Киеву. Путина иностранные журналисты тоже стали спрашивать: ну, в Москве тоже ведь Демушкин проводит 25-тысячный «Русский марш». Так почему там нельзя? И последовала команда фас.

«Русский марш» начали планомерно уничтожать вместе со всем движением. Сначала силовики требовали от меня, чтобы мы на один год отказались от его проведения, обосновывая свои требования сложной политической обстановкой в стране.

«Новый День»: Судя по последовавшим уголовным делам, диалога не получилось, начался прессинг…

Дмитрий Демушкин: В 2014 году попросили – я категорически отказался, понимая, что соглашусь раз, потом потребуют, как должное. Пошли угрозы, прессинг. В 2014 году пришлось уходить от погони, дабы добраться до марша.

В 2015-м мне удалось организовать «Русский марш», но сам я на него уже попасть не мог, меня задержали и этапировали в Вологду, сделав фиктивным «свидетелем преступления», в городе, в котором я никогда не был. А в 2016 году за меня взялись серьезно, я пережил 12 задержаний спецназом в течение десяти месяцев, задержания сопровождались фальсифицированными административными делами и арестами. Тогда они прямо сказали, будешь упорствовать и делать марш – сядешь. Первый возможный день подачи документов в мэрию был 16 октября и в 9 утра я подал весь необходимый по закону пакет документов, уже в 11 утра меня задержали и Пресненский суд арестовал. Это произошло ровно за 2 недели до «Русского марша», я успел подготовить его, это позволило нам в последний раз добиться численности.

Мне вменили ст. 282 УК РФ и на закрытом процессе, под диктовку ФСБ, осудили на два с половиной года. Отправив сперва в спецблок Матросской тишины, где содержались особо опасные преступники, потом в карцер СИЗО Владимира, а затем в лагерный БУР (барак усиленного режима) Покрова.

«Новый День»: Будут ли попытки реанимировать «Русский марш»?

Дмитрий Демушкин: Я не могу собирать массовый «Русский марш», потому что знаю, что, во-первых, это закончится посадками людей, которых я привлеку к организации марша, а, во-вторых, не осталось организованных структур националистов, которые составляли его скелет. Я собирал массу различных националистических и фанатских объединений, которых сегодня просто не существует – никого не осталось. Для проведения маршей и акций мне необходимо создание новой массовой организации, но в данный момент это невозможно. На сегодня уже три мои организации, которые я возглавлял за последние четверть века, официально запрещены в РФ. Создание четвёртой, обрекает меня и всех, кто за мной пойдёт на длинные тюремные сроки.

Когда я «садился», вместо себя оставил определенное количество людей. Ни одного человека, из тех, кого я оставлял, нет. Разгромили все организации, запретили, подвергли преследованию всех лидеров, даже малозначительных. Часть была вынуждена покинуть РФ, уехав в разные страны: Украину, Прибалтику, Европу, а часть находится в СИЗО. Никого нет на свободе или в России.

Поэтому здесь никаких иллюзий нет: создавая националистическую организацию, я автоматом подставляю под следственные и оперативные действия всех пришедших ко мне людей. Все активные люди пойдут в тюрьму – под различными надуманными предлогами, раньше, чем успеют, провести марш и создать структуру движения. Постановка вопроса такая: объявил себя публично националистом – идешь в тюрьму.

Здесь нужно понимать еще один важный момент – власть решила монополизировать патриотическую, националистическую государственную идею. И националисты стали «неформатными», потому что мы выступаем в роли тех, кто поднимает русский вопрос и проблемы коренного населения. Власти не нужна такая конкуренция.

«Новый День»: В 2018 году президент РФ Владимир Путин утвердил поправки к Стратегии государственной национальной политики до 2025 года, в которой закреплено определение российской нации. В обществе даже сам термин вызвал массу вопросов. Вы считаете, это было частью попытки власти взять под контроль тему национализма?

Дмитрий Демушкин: Путин себя считает главным русским националистом, и ему никакой Демушкин здесь не нужен. И тем более, они не приемлют никакой критики с этой стороны – она для них самая больная. Если от либералов они критику могут терпеть, потому что либералы не являются по духу к ним близкими, либералы «продали страну» – это мнение в АП много лет. Себя они считают правильными русскими националистами.

Стратегию писали в 2014-ом году. Это сделала команда Рамазана Абдулатипова, который стал президентом Дагестана. Кстати, второй документ, единственную альтернативу, написал я. Я предлагал всё крепить вокруг русского народа, но для них это было слишком. Выбрали, естественно, не мой вариант. Я видел, что добавили несколько моих абзацев, правда, второстепенных. Они выбрали модель, которая приведет к уничижению страны.

«Новый День»: Как вы считаете, в чем основная ошибка власти в национальном вопросе?

Дмитрий Демушкин: В документах заложена такая стратагема, что осуществлять власть и объединять страну нужно фактически путем уступок и умиротворения национальных окраин, давая им преференции, как это было в свое время в Советском Союзе – а не за счет укрепления русского народа, вокруг которого все объединялись. Они даже пассионарных горцев хотят удержать за счет высоких дотаций бюджета и преференций. Но как это работает…

Вот представьте: есть в районе сильный большой развитый парень, ему ничего не надо делать, чтобы с ним были соратники, чтобы к нему тянулись окружающие. Но в какой-то момент он начинает ослабевать, глупеть, худеть, спиваться, теряя свой изначальный облик. Сколько бы он вокруг людям не пытался отдать, они будут этим пользоваться, но при этом не станут его уважать – он уже непритягательный образ, его могут бросить в любой момент. То же самое происходит с русским народом. Сильные пассионарные малые этносы уже не так, как раньше, хотят себя видеть частью этого пространства. Они, конечно, находятся здесь, потому что понимают, что это пока выгоднее, но осадочек есть. Не соответствует сегодня государствообразующий, мощный стержневой народ своей исторической роли, которую он изначально на себя брал. «Кому мы уступили и исторически проиграли, вот этим вот слабым, которые ничего сегодня не могут?» – такое мнение сейчас все сильнее бытует среди различных радикалов. Чем больше будет упадок и слабость русского народа, тем больше будет голосов сепаратистов, которые будут говорить про отдельные новые нации, про историческое имперское угнетение и право на самоопределение.

И сейчас власти снова пытаются лепить новую общность. Сначала пытались создать советскую, а сейчас российскую. Но не получилось из нас советских, мы остались чукчами, татарами, русскими – и сейчас не получится. Мы подданные одной страны, мы все уникальны и прекрасны, не надо из нас делать одну аморфную непонятную нацию. Воспитывать общество в единстве, безусловно, нужно. Но не делать это за счёт большого и доброго русского народа. Русские в РФ вымирают, их численность сокращается, в России их замещают за счёт высокой рождаемости Кавказа и притока мигрантов из Средней Азии и Закавказья. Если посмотреть глобально, главная задача руководства страны – совсем не показатели ВВП и не ракеты. Если у вас вымирает население и не рождаются дети, то не важно, сколько у вас танков и территорий, – вы неэффективные менеджеры.

У нас вымирает коренное население, сокращаются населенные пункты, а потери замещаются миграцией Средней Азии и Закавказья. Если вы раздали миллион паспортов мигрантам, это вовсе не означает, что вы решили демографические проблемы. Это означает, что вы меняете национальный, культурный и религиозный уклад на территориях, создавая в будущем межнациональную напряженность. Замещение коренного населения на некомплементарные, социально-неадаптированные группы граждан, которые были переселены сюда не помогут вам построить сильную и единую Россию.

«Новый День»: Какие риски это за собой несет такая политика?

Дмитрий Демушкин: Плоды исламизации исконно славянских территорий проявятся очень быстро. Ну, не сможете вы сдерживать в рамках своих норм поведения потоки из Средней Азии. Не сможете вы, организуя массовую миграцию избегать межнациональной напряженности. Не сможете не давать строить мечети миллионам мусульман в Москве, которых сюда привезли. Если вы их завезли, они все равно будут требовать и добивается своего. Если сначала мигранты были согласны на любую работу и жильё в вагончиках и бытовках по 50 человек, то их дети уже нет. И с этим придется считаться местным.

«Новый День»: Какие у вас планы на будущее? Планируете ли продолжать общественную или политическую деятельность?

Дмитрий Демушкин: Планы – быть русским националистом. Меня уволят в ближайшее время (с поста исполняющего обязанности главы администрации сельского поселения Барвихинское), может завтра, может, послезавтра. Администрацию упразднили, уже собрали ликвидационную комиссию, нас объединят с Одинцовским городским округом.

Буду пытаться работать в политике, экономике. Что-то буду искать. Меня пытаются сплавить из Москвы, чтобы меня здесь не было – считают, что я могу создать в Москве проблемы.

Напомним, 21 октября 2016 года во время подачи заявки на проведение «Русского марша» Демушкин был задержан и доставлен в суд, который избрал ему меру пресечения в виде домашнего ареста по уголовному делу об экстремизме за две картинки в соцсетях. 25 апреля 2017 года Нагатинским районным судом Москвы был приговорён к 2,5 годам лишения свободы. Сам Дёмушкин вину не признает и утверждает, что одно изображение, из-за которого было заведено уголовное дело, является фотографией согласованного с властями баннера, с которым в колонне прошли участники «Русского марша», а второе – юмористической картинкой.

20 февраля 2019 года Петушинский районный суд Владимирской области принял решение о досрочном освобождении Демушкина из исправительной колонии № 2. г. Покрова Владимирской области.

Основанием стала частичная декриминализация части 1, статьи 282 УК РФ. Демушкин вышел на свободу на 15 суток раньше полного срока наказания.

Продолжение интервью с Дмитрием Демушкиным читайте с ближайшее время на сайте РИА «Новый День»

Москва, Мария Вяткина

Источник: newdaynews.ru

Ещё новости

Добавить комментарий