Турция vs курды: появился новый риск обострения

Инициатива администрации американского Белого дома вывести войска из северной Сирии свидетельствует об определенном успехе Турции. Официальные турецкие лица сравнительно давно проявляли обеспокоенность в связи с поддержкой сирийских курдов со стороны США, но вывод американских войск существенно упрощает подготовку Анкарой новой военной операции к востоку от реки Евфрат. Между тем, имеется целый ряд потенциальных угроз, которые турецким руководством вряд ли были предвидены.

Об этом пишет в авторской колонке для РИА «Новый День» политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Проблема в том, что большая часть оппозиционных группировок на северо-западе Сирии до сих пор поддерживаются Анкарой. В этой связи, опасаясь очередной военной кампании Турции, правительство арабской республики Башара Асада может весьма охотно выступить с поддержкой отрядов народной самообороны «YPG», таким образом, заняв место США. Это позволит создать большие препятствия для турецкой антитеррористической операции.

Со своей стороны Россия дала «добро» на военную деятельность Турции в Идлибе. Данный проект направлен на долгосрочную перспективу и преследует цель изолировать основные группировки неподконтрольных джихадистов в отдельно взятом районе Сирии, чтобы они не мешали турецко-российскому сотрудничеству во всех других сирийских районах.

В настоящее время ситуация в Идлибе значительно ущемляет интересы Турции. Анкара взяла на себя обязательство в кратчайшие сроки обеспечить ликвидацию основных сил террористической группировки «HTS» (запрещена в РФ), но, вместе с тем, не может гарантировать безопасность для мирных жителей. Кроме того, в результате хаотичной турецкой стратегии в Идлибе исламисты не только не потерпели сокрушительное поражение, но, наоборот, успели активизировать свою деятельность. В таких условиях ожидаемо, что в ближайшей перспективе президент Сирии будет требовать вывода турецких сил из региона, так как, по его мнению, турки не справляются со взятыми на себя обязательствами по нейтрализации угроз, исходящих от джихадистов, осевших в Идлибе. Для этого асадисты, скорее всего, могут пойти на ситуативный союз с «YPG». Кроме того, сирийские курды могут обратиться за помощью Москвы. И Москва будет вынуждена реагировать, чтобы, во-первых, не допустить полного уничтожения отрядов курдской самообороны, во-вторых, не позволить туркам вести самостоятельные действия, способные нанести ущерб российско-сирийским договорённостям, и, в-третьих, выторговать у турецкого лидера Реджепа Эрдогана уступки по ряду аспектов международной политики взамен на условное невмешательство России в предстоящую военную кампанию Анкары в Сирии.

Особую сложность представляет решение США обеспечить сохранность американских военных запасов в Сирии, включая тяжёлую артиллерию, бронетехнику и противотанковые ракеты. Стремление Турции начать наступление в районы, где сосредоточенно американское вооружение (например, Тель-Абъяд и Кобани), безусловно, приведет к напряжённости в отношениях между Анкарой и Вашингтоном. Такой вариант развития событий вполне оправдан, учитывая то, что инициатива президента США Дональда Трампа о выводе американских войск имела существенное исключение, связанное с защитой сирийских курдов.

Кроме того, даже если допустить, что Турция вне зависимости от позиции США все же начнет новую военную кампанию в Сирии, вряд ли такие действия будут долгосрочными. Проблема в том, что Анкара заинтересована исключительно в низкой интенсивности конфликта с курдскими вооруженными формированиями. Эскалация конфликта могла бы иметь негативные политические последствия внутри турецкого государства, где популярность действующего курса заметно уменьшилась, что показали последние муниципальные выборы 31 марта.

Вялотекущее турецко-курдское противостояние, как это ни странно, способствовало относительной консолидации турецкого общества. Это позволило Эрдогану заручиться поддержкой как консервативных националистов, так и светских националистических групп. Однако дальнейшая милитаризация может привести к нарушению гражданского контроля над армией, особенно на фоне, когда экономические успехи Турции оказались весьма сомнительными.

В этой ситуации в случае чрезмерной агрессии в отношении курдов крайне высок риск того, что курды и им сочувствующие граждане, проживающие в пределах турецкого государства, могут выразить решительный протест, что чревато новой попыткой государственного переворота. Помимо прочего, могут активизироваться курды северного Ирака, откуда турки были вынуждены вывести свои армейские подразделения для усиления «сирийского фронта».

Это ставит Турцию в кране уязвимое положение, в силу чего, сейчас Анкаре намного спокойнее поддерживать status quo и лишний раз не будоражить курдов. А если вооруженные конфликты с ними все же произойдут, то они будут сугубо приграничными и кратковременными. Отмечая это, в частности, главный проповедник запрещенной в РФ группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» Абу аль-Якзан аль-Масри заявлял, что участие Турции в наступлении против сирийских курдов является не только «харамом», но и «бесполезным занятием», поскольку у Анкары и без того есть, где проявить свою военную силу: например, в Алеппо, Хомсе и Хаме.

Можно не согласиться с идеологом террористической группировки, но его заявление свидетельствует о том, что джихадисты не заинтересованы в том, чтобы Турция расширяла территорию своей военной кампании. Кроме того, исходя из слов Абу аль-Якзана аль-Масри, в случае очередной турецкой антитеррористической операции экстремисты могут оказать поддержку отрядам курдской самообороны.

Москва, Денис Коркодинов

Источник: newdaynews.ru

Добавить комментарий