Что стало причиной смены посла России в Минске

Александр Лукашенко добился своего: на фоне кризиса вокруг нефтепровода «Дружба» посол России в Минске Михаил Бабич, который раздражал белорусов своей медиа-активностью, был заменен на другого тяжеловеса российской политики – Дмитрия Мезенцева. Почему Москва пошла на такой шаг?

Владимир Путин принял решение сменить посла России в Белоруссии. В опубликованном во вторник указе сообщается, что «чрезвычайным и полномочным послом Российской Федерации в Республике Беларусь назначен Дмитрий Мезенцев». Другим указом глава государства освободил Михаила Бабича от обязанностей посла, а также от должности спецпредставителя президента по развитию торгово-экономического сотрудничества с Республикой Беларусь.

Слухи об отставке Бабича, проработавшего в Минске меньше года, ходили уже несколько месяцев. На фоне обострившихся противоречий между Москвой и Минском по финансово-экономическим и интеграционным вопросам, фигура российского посла то и дело оказывалась в центре внимания белорусской прессы и профильных ведомств.

Причиной тому – активная позиция Бабича в плане защиты российских интересов, которую он не стеснялся озвучивать в СМИ, акцентируя внимание, например, на нелегальном реэкспорте в Россию через Белоруссию продукции из третьих стран, в отношении которых Москва ввела контрсанкции.

Также в одном из своих интервью Бабич оценил уровень российской поддержки Белоруссии в 5–6 млрд долларов в год. По его словам, если Минск хочет внутрироссийских цен на газ, компенсацию налогового маневра, более дешевых кредитов и прочих благ – тогда нужно выполнять соответствующие положения союзного договора и формировать институциональные органы управления Союзным государством.

Но больше всего Минску не нравилась медиа-активность Бабича, разительно отличающаяся от той линии поведения, которой зачастую придерживаются российские дипломаты. Бабич регулярно ездил по регионам Белоруссии, посещал крупные предприятия, общался с бизнесменами и даже контактировал с местной оппозицией. При этом Бабич не делал чего-то такого, что позволяют себе, скажем, посол Британии в Минске Фиона Гибб или посол США в Киеве Мари Йованович.

Однако даже такие действия посла вызывали резкое недовольство со стороны белорусских коллег. И пиком этого стало крайне резкое заявление представителя МИД Белоруссии Анатолия Глаза.

«Отношения между нашими странами и народами гораздо более глубокие и всеобъемлющие, нежели искусственный, подтасованный набор цифр, за которые регулярно хватается российский дипломат. Но это его право определять для себя планку, которая превращает его в счетовода либо подающего надежды бухгалтера», – сказал Глаз, добавив, что Бабич «не понял разницы между федеральным округом и независимым государством».

По данным источников газеты ВЗГЛЯД, после этого в Москве стали всерьез рассматривать возможность отставки Бабича, на которой настаивала белорусская сторона. Этот вопрос также обсуждался между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко в Пекине, где оба лидера находились с официальным визитом, проходившим на фоне кризиса с нефтепроводом «Дружба».

«Отношения между Россией и Белоруссией действительно нуждались в аудите.

Эта процедура время от времени должна проводиться даже в отношениях между союзниками, и именно для аудита отношений, как мне кажется, Бабич был назначен послом в Минск», – заявил газете ВЗГЛЯД президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор факультета международных отношений СПбГУ Николай Межевич.

«Наших белорусских друзей, конечно, смутила публичность обсуждения экономических разногласий между Москвой и Минском. Я не сторонник тайной дипломатии, но обсуждение таких вопросов требует тишины», – полагает Межевич.

По его мнению, решение финансово-экономических проблем не предполагает привлечения внимания аудитории непрофильных СМИ, так как человеку без специальных университетских знаний, что в России, что в Белоруссии, тяжело понять специфику обсуждаемых вопросов. «Потому одно неправильно использованное слово или термин мгновенно провоцирует конфликт, считает Межевич.  

«Другое дело, что белорусская сторона в лице МИД излишне эмоционально отнеслась к заявлениям Бабича. Они могли бы вспомнить старую советскую шутку «ТАСС уполномочен промолчать», но почему-то решили пойти на эскалацию конфликта. Впрочем, ничего критического в этом нет: в семье тоже бывают эмоциональные споры, но некий микроклимат в отношениях между МИД Белоруссии и послом оказался напряженным. Все это и привело к отставке Бабича», – продолжил собеседник.

Говоря о фигуре нового посла в Минске, Межевич рассказал газете ВЗГЛЯД, что ему удалось познакомиться с Мезенцевым еще в 1990-е, когда тот работал в команде Анатолия Собчака в мэрии Санкт-Петербурга на должности председателя комитета по печати и средствам массовой информации.

Позже Мезенцев защитил диссертацию в СПбГУ на соискание ученой степени кандидата психологических наук и принимал участие в избирательной кампании Владимира Путина в 2000 году.

«Если Бабич – человек суровый и прямой, обладающий бесспорно блестящими качествами, то Мезенцев – представитель другой школы. Он прекрасный специалист в области политической психологии и ему будет гораздо легче найти контакт с белорусскими коллегами», – предполагает Межевич.

«Вообще отношения между Москвой и Минском на данном этапе требуют от посла набора противоречивых качеств: здесь нужно удивительное сочетание экономической жесткости и дипломатической мягкости. В этой связи фигура Мезенцева выглядит наиболее подходящей», – считает эксперт.

В свою очередь белорусский политолог Алексей Дзермант рассказал о надеждах Минска на дипломатический опыт Мезенцева, приобретенный на должности генерального секретаря Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). По мнению эксперта, благодаря Мезенцеву с мертвой точки может сдвинуться работа межправительственной группы с представителями профильных министерств и ведомств.

«Белорусская сторона надеется на то, что с приходом Мезенцева начнется реальная работа над теми вопросами и проблемами, которые накопились за годы существования Союзного государства», – сказал Дзермант газете ВЗГЛЯД.

Он также отметил, что опыт работы Мезенцева в ШОС – это позитивный фактор.

«У России и Белоруссии выстраиваются двухсторонние отношения с Китаем, и это хорошо. Но союзная политика требует согласованной позиции, чтобы оба государства вырабатывали совестные действия по работе с Пекином. В этой связи Мезенцев, как профильный специалист, должен помочь и России, и Белоруссии», – говорит Дзермат.  

«К тому же, в последнее время в наших странах было очень много разговоров о сопряжении ЕАЭС и китайского мегапроекта «Один пояс – один путь», но дальше слов дело не дошло. Теперь есть вероятность того, что мы займемся этим вопросом на практике», – надеется Дзермант.

Схожей точки зрения придерживается и Межевич.

«Мезенцев хорош тем, что он был генсеком ШОС и прекрасно знает все нюансы сотрудничества Москвы и Минска с Пекином. Китай, как великая держава, не заинтересован в противоречиях между нашими странами, так как в его проекте «Один пояс – один путь» Белоруссии отведена особая транзитная роль. Потому любые разногласия между Россией и Белоруссией могут нарушить китайские планы», – поясняет Межевич.

«В этом смысле решение Путина по назначению Мезенцева мне видится удачным, так как он владеет всеми тонкостями больших интеграционных проектов», – резюмировал Межевич.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Источник: vz.ru

https://vikyp-auto24.ru выкуп кредитных авто в Москве за наличные без птс

vikyp-auto24.ru

Добавить комментарий