Глава бельгийской разведки попал под антироссийский каток

Одна из самых бессильных и робких спецслужб Европы – бельгийская ADIV – переживает невиданный в этих местах скандал. Глава ведомства Клемент Ванденборре обвинен в неправильном обращении с документами и подозревается в работе на Россию. Однако если чуть подробней изучить ситуацию в ADIV, станет ясно, почему Ванденборре помещен под домашний арест.

В Бельгии под домашний арест помещен руководитель ADIV (бельгийская Главная служба информации и безопасности, аналог разведки и контрразведки; аббревиатура на фламандском языке) Клемент Ванденборре. Его обвиняют во «многочисленных случаях» некорректного обращения со служебными документами и в возможной работе на Россию. Офис Ванденборре в здании ADIV был опечатан еще в январе, но о конкретных обвинениях в его адрес стало известно только сейчас.

Также есть данные, что вместе с Ванденборре в «работе на Россию» обвиняют неназванного майора военной разведки. Суть этих обвинений одновременно и забавна, и показательна.

Клемент Ванденборре служит в бельгийской разведке и контрразведке уже 40 лет, и ранее ни в чем противоправном замечен не был. Сейчас же его обвиняют в том, что он использовал для уничтожения служебных и секретных бумаг обычный шредер. В целом это рутинная практика, предусмотренная стандартными протоколами, не только в Бельгии. Любые бумаги, оставшиеся на рабочем столе сотрудника разведки и контрразведки, должны быть в конце рабочего дня либо помещены в сейф, либо уничтожены. Сейф обычно чем-то уже забит, потому шредеры в районе 18.00 работают, не покладая зубцов. Чем выше ранг сотрудника, тем больше ответственность, и потому в кабинетах начальников подразделений стоят личные шредеры.

А для руководителя службы предусмотрен особый протокол уничтожения бумаг через более сложное устройство путем сжигания, который, скорее всего, Ванденборре просто не выполнил детально. Устал, времени не было, спешил. Или ему просто надоело сорок лет подряд соблюдать все предписанные сотруднику спецслужб протоколы и уставы, большинство из которых могут показаться обычному человеку явными признаками паранойи или чего похуже.

Даже отставники из числа тех, кто много работал «в поле» на оперативной работе, сохраняют эти рефлексы типа тщательного уничтожения любых подтверждающих активность человека бумажных носителей. Они рвут на части невинные чеки из магазинов, не дают домашним выносить мусор, а делают это сами – тщательно его сортируют и выносят всегда в завязанных пакетах. Кстати,

по подобным бытовым привычкам легко «на взгляд» установить профессию человека.

Возрастной Ванденборре вдруг решил протокол не соблюдать. И на него тут же настучали. Есть данные, что расследование в отношении главы ADIV началось после письма другого сотрудника бельгийской спецслужбы в так называемый Постоянный комитет I – парламентский орган, осуществляющий надзор за бельгийской разведывательной и контрразведывательной системой. Дело в том, что бельгийская разведка – старейшая в Европе после Ватикана, но, пожалуй, одна из самых бесправных. До самого последнего времени ее сотрудникам запрещались любые действия против фигурантов (как бельгийских граждан, так и иностранцев), включая рутинную прослушку. Однажды у них отобрали право носить оружие –после того как несколько сотрудников разведки перепились в баре, что-то не поделили и перестреляли друг друга.

«Наблюдать, но не вмешиваться» – таков закрепленный парламентом и королем статус бельгийских спецслужб. Только в 2006 году в связи с ростом террористической активности им были разрешены так называемые специальные методы допросов (Bijzondere Inlichtingenmethodes) и запись телефонных разговоров (до этого можно было только слушать). Но за всем этим тщательно бдит уже не только Комитет I, но и специально назначенные судьи. При этом бельгийский парламент – один из самых толерантных в мире – принял закон, согласно которому сотрудник разведки и контрразведки может отказаться от выполнения приказа, если считает таковой связанным с неприемлемо высоким уровнем опасности.

Безоружная разведка и контрразведка, связанная по рукам и ногам парламентским контролем, лишенная права на элементарные действия, да к тому же укомплектованная персоналом, который может отказаться выполнять приказ по соображениям трусости. Кто после этого удивляется, что целые районы Брюсселя превратились в террористические «малины», угрожающие не только Бельгии, но и соседним странам?

Кроме того, ADIV четко разделена на две ненавидящие друг друга системы. В военной составляющей работают военнослужащие, а в контрразведке – гражданские, и эти два мира не сойдутся никогда. В 2017 году Постоянный комитет I опубликовал разгромный отчет, из которого следовало, что бельгийская разведка и контрразведка просто разваливаются на части. В отчете констатировалось «глубоко укоренившееся взаимное недоверие» между руководителями спецслужб, которое приводит к невозможности исполнения спецслужбами своих обязанностей.

Проверка была устроена по письму восьми высокопоставленных сотрудников контрразведывательного управления, включая Ванденборре, на имя министра обороны, и привела к отставке тогдашнего главы ADIV Яака Раеса. Назначение же уже немолодого Клемента Ванденборре, одного из инициаторов того доноса, видимо, было временным компромиссным решением. Если Бельгийское королевство быстрыми темпами идет к тому, чтобы как-то радикально реформировать «до основания» всю государственную систему безопасности (это очень актуально в связи с расследованиями террористической активности в Бельгии, Нидерландах и Франции), то Ванденборре идеально подходил для этой роли. Но, видать, засиделся в кресле.

А вот с обвинениями в «работе на Россию» все куда забавнее. На днях Европейская служба внешних дел (ЕСВД) предупредила работающих в Брюсселе дипломатов о «повышенной шпионской активности». В своем меморандуме ЕСВД утверждает, что в Брюсселе работает 250 китайских и 200 российских шпионов (еще там фигурирует почему-то Марокко). Откуда они взяли эти фантастические цифры – не говорится, но

все уже привыкли к тому, что обвинения в «работе на Россию» сейчас – универсальный способ испортить человеку жизнь и подорвать карьеру.

Так вот, у бельгийской разведки якобы был агент в Сербии. Женщина. И якобы то ли Ванденборре лично, то ли неназванный бельгийский майор передали ей какие-то документы. А сербка оказалась двойным агентом и работала еще и на Россию. Дело было аж в 2016 году, но инициировано расследование только сейчас, опять же по доносу. Кто-то написал, что Ванденборре лично передал сербке секретные документы. Есть подозрение, что «настучал» как раз тот самый неназванный майор, который стремится то ли снять с себя подозрения, то ли просто свалить ненавистного гражданского Ванденборре. К последней версии склоняются бельгийские СМИ, которые в один голос твердят о конфликте внутри спецслужбы между военными и гражданскими, которая выражается в таких вот доносах и подковерной борьбе за власть.

А обвинение в «работе на Россию» тут стандартный ход. Вся эта история с какой-то сербкой, российской агентессой, которая очаровала немолодого Ванденборре и выманила у него секретные документы, пахнет еще одним сценарным поворотом сериала – типа нашумевшего французского «Бюро», где высокопоставленный французский разведчик последовательно разрушает свою жизнь ради сирийской красавицы.

Можно ставить любые деньги на то, что через пару месяцев про Ванденборре и «сербскую агентессу» забудут и начнут методично разбирать на запчасти ADIV, окончательно парализовав ее работу. Просто рай для террористов всех мастей. Добро пожаловать в Брюссель.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий