Новый мэр Риги отрекся от русских

Засидевшись до глубокой ночи, депутаты Рижской думы все-таки выбрали городу нового «русского мэра». Им стал Олег Буров – человек с эластичными принципами и неоднозначным прошлым. Таким образом, у националистов не получилось «вернуть Ригу латышам». Но у русской общины нет оснований считать Бурова за «своего». Таких, как он, чаще называют предателями.

В Риге закончился очередной период «междуцарствия» – столица Латвии наконец-то обрела нового градоначальника в лице 59-летнего представителя маленькой региональной партии «Честь служить Риге» Олега Бурова. Фигура это компромиссная, но тем не менее заранее вызвавшая недовольство у очень и очень многих.

Не взлететь орлом, так проползти ужом

В апреле этого года «русский мэр» Нил Ушаков, возглавлявший Ригу почти 10 лет, был отстранен от должности по распоряжению министра по делам самоуправлений. Ранее латвийские борцы с коррупцией выявили на рижских муниципальных предприятиях крупные злоупотребления – и это стоило Ушакову поста.

В латвийской столице градоначальника выбирают депутаты. На момент отставки Ушакова в местной думе сложилась довольно простая конфигурация противоборствующих сил. С одной стороны – блок «латышских» партий, в той или иной степени разделяющих националистические идеалы. С другой – коалиция ушаковского «Согласия» и партии «Честь служить Риге» (ЧСР). Основную часть электората этого блока составляют русскоязычные рижане, а потому оппоненты предсказуемо именуют блок «рукой Москвы» и «прислужниками Кремля».

Поскольку «русская коалиция» сохранила контроль над Рижской думой, нового мэра она выдвинула из своих рядов. Коррупционный скандал пошатнул позиции «Согласия», чем воспользовался их партнер – «Честь служить Риге», чтобы повысить свое влияние. Новый градоначальник – бывший советский военнослужащий Дайнис Турлайс был членом именно ЧСР, но вскоре после его назначения на пост с приставкой «и. о.» депутаты безобразно разругались при дележке должностей. Четверых смутьянов даже пришлось исключить из «Согласия», они образовали «Фракцию независимых депутатов», и в итоге эта ссора оказалась для Турлайса роковой – правящая коалиция все-таки потеряла большинство.

В Рижской думе 60 депутатов. 31 из них – члены «латышских» партий и новоиспеченные «независимые» – выразили Турлайсу вотум недоверия, после чего на первый план выдвинулся другой член ЧСР – Олег Буров, еще весной перехвативший рычаги управления городом, выпавшие из рук Ушакова.

Хитрый и малозаметный, Буров до недавнего времени считался «серым кардиналом» Риги, а сам себя характеризовал как «человека действия» и «не популиста». Он родился в столице Латвийской ССР, получил сначала медицинское, потом экономическое образование. В 1990-х успел поработать в минфине, в Агентстве приватизации, в самоуправлении Юрмалы. В 2001-м избирался в Рижскую думу по списку партии «Латвийский путь» – избирался безуспешно, но это не помешало ему руководить рижским управлением муниципальной собственности, сначала в 1998–2003, потом в 2007–2017 годах.

В 2017-м Буров наконец-то попал в думу по списку «Честь служить Риге». И когда в конце 2018-го тогдашнему главе ЧСР Андрису Америксу из-за коррупционного скандала пришлось оставить пост вице-мэра, эта должность перешла к Бурову.

Хороший русский – лояльный русский

После свержения Турлайса в столичном муниципалитете наступила пора подковерных интриг: каждый из противоборствующих блоков попытался обеспечить себе большинство голосов и поставить «своего» мэра. Против латышских партий сыграли их догматизм и неумение договариваться. Например, фракция праворадикального «Национального блока» заранее заявила, что не видит для себя возможности сотрудничать и с «Согласием», и с новоиспеченными «независимыми» депутатами. Что же касается депутатов от ЧСР, от них требовалось «согласиться с идеологическими установками Нацблока, в том числе со сносом памятников времен СССР».

Рассуждая о монументах, которые его партия считает необходимым демонтировать, председатель фракции Нацблока Дайнис Лоцис упомянул не только о памятнике Освободителям Риги (для националистов он уже давно является костью в горле), но и о других объектах, возведенных во времена СССР. В свою очередь председатель рижского отделения радикалов Эдвард Ратниекс заявил журналистам, что

будет добиваться перевода всех русских муниципальных детских садов на латышский язык обучения уже с сентября.

Номинально Олег Буров этих требований не принял. «Я призываю радиослушателей вообще на это не реагировать. Это политическая риторика, просто разговоры, – заявил он, выступая в эфире «Латвийского радио». – Если мы говорим о латышском языке в детских садах, естественно, с этим нужно работать. Но у нас на сегодняшний момент нет достаточного числа работников (детсадовских педагогов, хорошо владеющих латышским языком – прим. ВЗГЛЯД). То есть это процесс, который нужно раздвинуть на многие-многие годы».

В этих словах – вся суть человека, пытающегося угодить «и вашим и нашим». С одной стороны, он хотел бы закрепиться у власти, ради этого готов подружиться с латышскими партиями, контролирующими власть на республиканском уровне, и поэтому солидарен с их требованиями об ассимиляции русского населения. С другой стороны, Буров не может не осознавать своей зависимости от русскоязычного избирателя, отсюда все эти выверты о «несвоевременности» лозунгов националистов.

Для полного понимания сущности Бурова стоит ознакомиться с интервью, которое он дал латышской прессе в начале июня. В частности, чиновник заявил, что никогда не участвовал в праздничных мероприятиях 9 Мая у памятника Победы. Более того, мэр Риги, по его мнению, и не должен в подобном участвовать. Это – камень в огород Нила Ушакова.

Неправильным, с точки зрения Бурова, было и то, что в 2012 году Ушаков проголосовал на референдуме за русский язык как за второй государственный. «Моя дочь, которой сейчас 28 лет, тогда сказала: «Спроси своего Нила, зачем он это делает? Мне все равно, на каком языке говорить!» Когда в Риге прошли протесты с лозунгом «Руки прочь от русских школ», моя дочь в них не участвовала. Когда она написала в сочинении, что ее любимый праздник – День рождения Латвии, 18 ноября, учителя очень удивились», – откровенничает Буров.

По его словам, в Латвии все больше «хороших», «лояльных» русских, которые прекрасно знают латышский язык и делают карьеру в системе государственного управления. Но Буров боится, что из-за потери «Согласием» доверия избирателей может вырасти рейтинг у «Русского союза Латвии» (РСЛ), возглавляемого Татьяной Жданок. Эта партия, выступающая за национальное равноправие и сохранение русских школ, служит традиционным «пугалом» для многих латышей – и Буров всецело разделяет их отношение.

«Можно только удивиться, как спустя столько лет после восстановления независимости находятся молодые люди, готовые голосовать за РСЛ. Они же граждане Латвии! Я это эмоционально и ментально не понимаю. Ладно еще люди в годах, у которых трудности с языком…» 

– сокрушается чиновник, подчеркивая, что на каждых выборах в самоуправление за него голосует все больше этнических латышей, и он это очень ценит.

«Такая гниль поперла…»

Интервью Бурова предсказуемо вызвало возмущение многих представителей русской общины. «Иначе как политическим самоубийством это назвать не могу, в случае перевыборов, думаю, вылет ему гарантирован. Да и поделом! Как же из них такая гниль поперла… Читать было противно!» – написала в «Фейсбуке» журналистка Алла Березовская.

В свою очередь общественный активист Александр Филей напомнил о некоторых фактах из прошлого Бурова. «В конце 1990-х депутаты «Равноправия» (существовавшая тогда русская партия – прим. ВЗГЛЯД) изрядно с ним намучились, пытаясь избавить его от занимаемой им должности, справедливо разоблачая его нечистоплотную деятельность… Тогдашний мэр Боярс защищал своего подчиненного, но потом, поддавшись общественному давлению, вынужден был начать процедуру по снятию оного с поста. Буров, помнится, тогда прикинулся больным, но его подловили мирно пьющим пиво в центре Старой Риги. Эта игра тогда закончилась для Бурова печально – его сняли. Реинкарнировал данный кадр после победы Ушакова… В широких кругах снискал себе репутацию «черного кассира» или «черного бухгалтера». С другой стороны, почему бы и не совместить? Все имущественные дела проходили через его ведомство», – отмечает он.

Из того факта, что «старый кадр откровенно топит своих бывших начальников», Филей делает вывод, что в окружении Ушакова «все плохо»: «Надругавшись над нуждами и потребностями своего электората, который несколько раз подряд ставил этому человеку крестики на муниципальных выборах, Буров, вероятно, готовит русское население столицы к тому, что грядут новые порядки. А самое страшное – это то, что Буров, открестившись от Памятника освободителям и Дня Победы, психологически готовит жителей Риги, что будущая власть не будет организовывать празднование 9 Мая. И что с самим памятником можно делать все, что заблагорассудится».

Несмотря на это, многие латыши тоже выражают свое разочарование избранием Бурова «И на этот раз думская оппозиция, так же как и во время выборов, продемонстрировала полный провал. Не смогла договориться о своем кандидате. Была реальная возможность вернуть Ригу, но она была просто профукана. Эта оппозиция не может сделать ничего, кроме как потрепаться пару часов», – заявил, к примеру, известный в городе адвокат Артур Звейсалниекс.

Со своей стороны журналистка Элита Вейдемане ставит вопрос ребром: «Что будет с «праздником победы» 9 мая, господин Буров? Может, наконец-то Рижская дума его не разрешит проводить?»

Следующие плановые муниципальные выборы пройдут в Риге в июне 2021 года. Сумеет ли Буров усидеть в мэрском кресле до конца этого срока или разделит судьбу двух своих предшественников – покажет время. В любом случае у русской общины Латвии нет никаких причин для того, чтобы видеть в новом «русском мэре» своего союзника.  

Источник: vz.ru

Добавить комментарий