Почему повышение ставки ЦБ неожиданно сыграло против рубля

«Евросоюз в самом деле может ожидать если не сокращение, то переход к режиму «Европы двух скоростей», – сказал газете ВЗГЛЯД немецкий политолог Александр Рар. Так он прокомментировал публикацию Die Welt о возможности «освобождения от лишнего груза». Но если вслед за Британией из ЕС выйдет Италия, то это обрушит единую Европу, считает эксперт.

Дискуссии об изменении формата ЕС действительно ведутся, – констатирует германский эксперт Александр Рар. «Примером может служить не только мнение в интервью Die Welt Кристофера Кларка (австралийского эксперта, живущего в Британии), – отметил эксперт. – Я сейчас читал весьма интересные материалы по поводу брексита, и надо отметить – долгое время говорилось о том, что Россия является какой-то «другой Европой», а теперь «другой Европой» становится Англия. Европа уже не такая как была. Сейчас возникают совершенно новые вызовы внутри Европы, в том числе и в области безопасности».

Напомним, что ученый из Кембриджа Кристофер Кларк в интервью германской Die Welt, подчеркнул: после брексита можно ожидать дальнейшего уменьшения ЕС в размерах. Если достичь европейского единства невозможно, нужно быть готовыми освободиться от лишнего груза, полагает Кларк.

Александр Рар, в свою очередь отмечает: нынешний формат объединенной Европы – «28 стран-членов минус Великобритания» работает с трудом: странам ЕС не по пути ни в экономическом, ни в финансовом, ни в идеологическом плане. «Юг отстает от Севера, а Север не готов платить за Юг, – отмечает Рар. – В экономическом плане Северная Европа с удовольствием отказалась бы от проблемных стран на юге еврозоны. Это не только Греция, сейчас это Италия, завтра, вероятно – Испания. Но если Италия, вслед за Великобританией, выйдет из Европейского союза, то ЕС просто перестанет существовать».

Но страны ЕС стремятся освободиться и от идеологического груза, навязываемого из Брюсселя. «В первую очередь, Польша и Венгрия, сейчас все больше Словакия и Чехия не поддерживают либеральный канон ценностей «старого Запада».  В странах Восточной Европы крепнет убеждение: им не по душе то постмодернистское общество, которое можно наблюдать в Западной Европе, – отмечает Рар. – После того, как эти страны простились со своим коммунистическим прошлым, они хотели попасть в традиционную Европу, как она им представлялась, а не в какую-то ультралиберальную модель, которую они не могут понять».

На самом «старом Западе», в свою очередь, крепнет идея – отказаться от Восточной Европы ради сохранения идеологического единства, «а восточноевропейские страны лет через 20 поймут, как хорошо быть демократами», отмечает Рар.

В итоге, прогнозирует немецкий эксперт, дело будет идти к варианту «Европы двух скоростей».  Эту концепцию, напомним, сравнительно недавно на словах поддержала и Ангела Меркель. Как поясняла DW, идея «Европы двух скоростей» подразумевает: каждая страна Евросоюза получает свободу в зависимости от собственных приоритетов и внутриполитических реалий присоединяться, или не присоединяться к тем или иным интеграционным проектам, которые выдвигает Брюссель. Но на деле как раз Берлин не склонен давать зеленый свет «двум скоростям»

«Как немецкий эксперт, я должен сказать, что Германия не видит, и не приемлет такой вариант. Германия потеряет свою идентичность, если Европа не будет дальше интегрироваться, – подчеркнул Рар. – Немецкие элиты сделали очень большую ставку на свою собственную интеграцию в общеевропейские структуры. Они понимают, что, если такой интеграции не произойдет, то опять возникнут враждебные отношения с соседями, которые обвинят немцев в национализме». В Берлине боятся такого развития событий, и Германия, как самая мощная страна ЕС, будет бороться за сохранение статус-кво и укрепление единства Евросоюза, отмечает германский эксперт. Возвращения к «Европе национальных государств» не хочет и Франция, полагает Рар.

Но план «Европы двух скоростей», как «план Б» где-то уже готов, считает эксперт. «Если одни страны будут идти к «Соединенным Штатам Европы», то другие выберут те отношения, которые сейчас есть у Швейцарии или Норвегии (не входящих в ЕС – прим. ВЗГЛЯД) – политически держаться в стороне, но экономически пытаться выиграть от связи с единой Европой», – отмечает Рар.  

«Если еще пару лет назад говорилось о том, что «коренная Европа» будет объединять большинство стран континента, и лишь некоторые страны отойдут в сторону, то сейчас я уже думаю, что «коренная Европа» будет состоять из очень немногочисленных стран», – резюмирует Рар.

Отметим, что практически одновременно с публикацией интервью Кларка, в МИД Украины признали: Евросоюз, вопреки обещаниям, не планирует интегрировать Украину в свой внутренний рынок.

«Украина стала громадным разочарованием для Европы, – отмечает Александр Рар. – Многим казалось, что после первой, и второй революций, которые здесь у нас называют либеральными и демократическими, в Европе были уверены, что Украина быстрыми шагами пойдет в сторону ЕС, поверили в новых политиков. Но сейчас здесь просто не понимают, что происходит в Киеве. Украина становится очень дорогим «удовольствием» для Европейского союза. Германия и Франция, взявшие на себя определенные обязательства перед Украины, возможно готовы еще платить этой стране, но терпение уже иссякает».

Источник: vz.ru

Добавить комментарий