Руководство Грузии расписалось в убожестве своей армии

Президент и Верховный главнокомандующий Грузии, француженка Саломе Зурабишвили заявила то, о чем в стране совершенно не принято говорить вслух — «у нас нет и не будет ни армии, ни оружия». Ее слова вызвали в грузинском обществе грандиозный скандал. Как возникло это заявление грузинского президента, что она имела в виду на самом деле — и каково реальное состояние армии Грузии?

В Грузии разгорается скандал в связи с заявлением главковерха – президента Саломе Зурабишвили. Она заявила, что «у нас нет и не будет ни армии, ни оружия».

На Зурабишвили тут же обрушились мегатонны крика и истерики, как это обычно бывает в Тбилиси. Социальные сети раскалились добела. «Посадили во дворец Орбелиани, пусть там сидит за наши деньги и молчит» — это самое приличное, что удалось выудить в Facebook. Остальное в массе своей по устоявшейся с недавних пор в Грузии традиции не совсем цензурно.

Дело в том, что Зурабишвили после президентской инаугурации отказалась работать в новом помпезном здании президентского дворца в Авлабаре, построенном при Михаиле Саакашвили и внешне копирующем берлинский Рейхстаг, а переехала в исторический особняк, ранее принадлежащий князьям Орбелиани в районе бывшей Колхозной площади. Для нее это был «антисаакашвиливский» жест, а такие вещи очень бурно переживаются в грузинском обществе. Там было еще много разнообразных жестов и высказываний с ее стороны, что создало вокруг фигуры президента Зурабишвили резко негативный фон. Ее обвиняют в том числе в излишней «французскости» и непонимании грузинского менталитета и образа жизни.

Саломе Зурабишвили родилась и выросла в Париже в семье эмигрантов первой волны, работала во французском МИДе, ее сын буквально на днях был назначен президентом Макроном на должность во внешнеполитическом отделе его администрации. Она говорит по-грузински со смешными для носителя современного языка стилистическими ошибками и для грузинского общества «слишком европейская» по поведению. Вы уж определитесь: или вы хотите в условную Европу или вам не по нраву излишне европейский президент.

Разнообразные политические силы быстро организовали с утра 11 декабря несколько уличных акций. Зурабишвили невольно дала оппозиции повод покуражиться, поскольку оппозиция в целом расценила ее слова как оскорбление и грузинской армии и страны в целом.

Особо оперативно выступило оппозиционное «Гражданское движение «Лело», основанное банкиром Мамукой Хазарадзе. Его активисты собрались с утра пораньше 11 декабря у Мемориала героям, павшим за территориальную целостность Грузии в центре Тбилиси. Возложив венки, они принялись ругать Зурабишвили на чем свет стоит. «Я и мы, «Гражданское движение», требуем, чтобы по должности президент и верховный главнокомандующий, а на самом деле огромный позор страны, публично извинилась перед страной и вооруженными силами Грузии», — сказал один из руководителей этого банкирского движения Алеко Элисашвили. «Мы еще раз хотим выразить полную поддержку грузинский армии и поблагодарить… Президент должна публично извиниться», — заявила еще одна из лидеров «Лело» Анна Нацвлишвили.

Прокляв Зурабишвили, лидеры «Лело» стали требовать, чтобы высказались министр обороны Иракли Гарибашвили и командующий Силами обороны Грузии генерал-лейтенант Владимир Чичибая (Чачба). Анна Нацвлишвили стала требовать, чтобы министр обороны Гарибашвили немедленно прокомментировал слова президента страны. «Он должен немедленно высказаться, но он уже очень опоздал и его молчание является тревожным», — сказала Нацвлишвили.

Министр обороны Иракли Гарибашвили и командующий Силами обороны генерал Владимир Чичибая были в это время очень заняты и не могли оперативно откликнуться на призывы банкирского «Гражданского движения» и прочих оппозиционеров. Они «уже очень опоздали».

Они находились со вчерашнего вечера в так называемой «ситуационной комнате» Министерства обороны Грузии, построенной на американские дотации грузинской армии на случай чрезвычайной ситуации. Дело в том, что вчера 10 декабря талибы в Афганистане обстреляли из минометов авиабазу Баграм и попали в пятерых грузинских военнослужащих. Это бойцы 12 батальона бывшей 1-ой бригады, которые участвуют в международной, то есть американской, миссии «Твердая поддержка» в Афганистане с ноября прошлого года. Капралы Гоча Мурадашвили, Сосо Квиникадзе и Роман Гиунашвили, рядовой Илья Такадзе и старший сержант Давид Бахураули получили легкие контузии и немного напугались. Их состояние стабильное, госпитализация не понадобилась. «Несмотря на легкие повреждения, они продолжают участие в операции по чистке и ликвидации террористов вместе с американскими военными», — говорится в специальном сообщении министерства обороны Грузии. Так вот совпало.

По нынешним временам это чрезвычайная ситуация, потребовавшая нахождения министра обороны и командующего армией в ситуационной комнате. Выйдя оттуда, Гарибашвили и Чичибая оказались в центре скандала вокруг слов президента и бурной реакции на них оппозиции на улицах и в соцсетях.

Министр Гарибашвили на эмоциях высказался, как того и требовало «Гражданское движение «Лело», другие оппозиционеры и фейсбуковские комментаторы-крикуны. Гарибашвили заявил, что он «возмущен» высказываниями своего верховного главнокомандующего и назвал ее оценки грузинской армии «категорически неприемлемыми». «У Грузии сильная армия и героические защитники родины. «Как министр обороны хочу сказать, что наши военнослужащие — гордость нашей страны, и мы сделаем все, чтобы еще больше усилить нашу армию», — подчеркнул Ираклий Гарибашвили. По словам Гарибашвили, «грузинская армия одна из сильнейших в регионе». Так же «неприемлемыми» назвал эти высказывания и генерал Чичибая. От них ничего другого никто и не ожидал. Это их работа, тем более после инцидента в Афганистане. Конечно, странно, что грузинская армия – «одна из сильнейших в регионе» после пяти навылет проигранных войн. Карабахцам с их боевым и именно что победным опытом и азербайджанцам с их накачанной нефтедолларами армией это будет особенно смешно.

Зурабишвили, конечно, нечаянно сказала правду. Но беда тут в том, что она этого не хотела и вообще не это имела в виду. Но все услышали то, что хотели услышать.

Несколько месяцев назад президент Грузии выступила с инициативой создания в Тбилиси некоего международного координационного научного центра по изучению Кавказа. Большинство такого рода стран обзаводятся подобными площадками, на которые привлекают сочувствующих ученых, экспертов и журналистов, чтобы через них транслировать и «освящать» их научным и общественным статусом какие-то свои теории. Уже давно по этому пути идут Армения и Азербайджан. Грузия отставала, полагаясь больше на «хинкальную дипломатию», нежели на такие статусные площадки. Для «европейки» Зурабишвили куда понятнее именно создание такого центра, нежели многочисленные тосты, литры коньяка и бочки хинкали, которыми обычно принято привлекать на сторону Грузии иностранных специалистов. И вот наконец вчера состоялось открытие этого научного центра в Тбилиси.

На нем Зурабишвили сказала дословно: «У нас нет ни армии («ар джари»), ни оружия, и не будет его. У нас нет и того большого экономического потенциала для завоевания региона, однако у нас есть очень мощное оружие, которое называется знанием, наукой, культурой. Грузия богата своей религией, историей, археологией и будущим, а грузинскому народу очень важно поверить в себя».

Грузинское общество услышало только первое предложение, и началось то, что началось. Пресс-служба президента быстро поняла, что происходит что-то необычное, и в официальном отчете, опубликованном на сайте президента страны, эта фраза Зурабишвили вымарана. Но она быстро разошлась по соцсетям.

Здесь, конечно, проблема не в Зурабишвили, а в целом в грузинском обществе. Она говорит о том, что Грузия богата религией, историей, людьми и наукой, а слышат они только вырванную из контекста и сказанную с ошибкой на грузинском языке часть фразы об армии. В современном грузинском языке «армия» — это «самхедро», производное от древнего слова «всадник», отсюда же и самоназвание полубандитской группировки 1990-х годов Джабы Иоселиани «Мхедриони», «мхедрионеби» — «всадники». Зурабишвили же употребила слово «джари» — калька с европейских языков.

Ее ограничивает ее понимание грузинского языка, но и тут она не очень виновата: просто грузинская оппозиция тупо отрезала первое предложение от всего остального ее текста и использовала в своих интересах.

Мы, понятное дело, понимаем смыл сказанного президентом Грузии. Несмотря на продолжающие американские вливания, грузинская армия более никогда в своей обозримой истории не сможет участвовать в каком-либо региональном конфликте. Должно пройти минимум лет пятьдесят, чтобы они хотя бы частично восстановились после 2008 года, и то это будет уже не то соотношение сил. Едва ли не главный итог августовской войны 2008 года – это физическое уничтожение грузинского военного потенциала.

Другое дело, что можно было бы зацепиться за другую часть высказывания президента Зурабишвили. «Завоевание региона» — тут впору заволноваться армянам и азербайджанцам, учитывая постоянные пограничные трения и особенно обострившийся в последние месяцы ситуации на азербайджанской границе из-за принадлежности приграничного монастыря Давид Гареджи. Там, кстати, постоянно дежурят люди из тех радикально настроенных оппозиционных сил, которые одновременно устраивают провокации на югоосетинской границе. Это распространенный способ в Грузии завить о себе на волне оскорбленного национального чувства. Но и тут вопрос в лингвистике.

Под «завоеванием региона» Зурабишвили имела в виду, конечно, не войну с Арменией и Азербайджаном, а достижение лидирующих позиций в экономике и культуре. Но люди услышали только то, что хотели услышать.

По большому счету, проблемы Зурабишвили с коммуникацией с грузинским обществом – это ее проблемы. Но это очень выпукло характеризует саму атмосферу в Грузии. Какие-то непонятные люди из организованного банкиром «движения» вынуждают министра обороны и командующего армией порицать президента за вырванную из контекста фразу. Такого рода высказывания, пусть и коряво сформулированные, не могут быть восприняты в грузинском обществе. Они ведь, как и украинцы, до сих пор читают, что они выиграли войну в 2008, а о события 1990-х годов и вовсе забыли.

Зурабишвили права: у Грузии нет армии, а есть ритуальная служба, работа которой в основном связана с поддержанием имиджа страны. Но произнести такое в грузинском обществе равносильно политическому самоубийству. Собственно, поэтому бесполезны и какие-либо переговоры с Тбилиси, ибо допустить компромиссное развитие этих переговоров общественное мнение не даст. Так может, и не надо огород городить? Особенно в Женеве.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий