Умер последний настоящий президент Франции

Жак Ширак ушел от нас в почтенном возрасте – на 87-м году жизни. Для нас он останется честным партнером и настоящим патриотом, который, меж тем, прекрасно знал русский язык и даже перевел для своей родины «Евгения Онегина». А для французов – последним в ряду великих политиков, для которых независимость Франции была принципом, а не пустой агиткой.

В последние годы Ширак много болел, дистанцировался от политической жизни и, к сожалению, не оставил политического преемника. Президенты, которых он поддерживал после отставки ­– Николя Саркози и Франсуа Олланд – запомнились исключительно вялой политической позицией и сдачей интересов Франции Вашингтону и Брюсселю.

Политическую биографию Ширака можно вкратце описать словами «сейчас таких не делают». Реплика Бориса Ельцина о Викторе Черномырдине тоже хорошо подходит к их коллеге (Ширак был как президентом, так и премьером Франции): «Большую жизнь прожил, побывал и сверху, и снизу, и снизу, и сверху».

Характеризует карьеру Ширака и приписываемая Черчиллю, а самом деле сказанная гораздо раньше фраза, что у того, кто в молодости не был либералом, нет сердца, а у того, кто в зрелости не стал консерватором, нет головы.

В юности будущий французский президент придерживался крайне левых взглядов и даже был распространителем коммунистической газеты «Юманите». Но, отслужив в действующей армии (Ширак был призван в 1956 году – в самый разгар войны в Алжире) и получив ранение, он сменил политическую позицию на голлистскую – и не изменял ей до конца жизни.

Его карьера развивалась не так стремительно, как у Макрона или Зеленского, но, единожды поднявшись наверх, Ширак на долгие десятилетия стал игроком первой лиги французской политики.

В начале 1960-х годов он еще держался в тени и работал скорее политтехнологом, нежели политиком, организовывая избирательные кампании де Голля в 1965-м и Помпиду в 1969-м. Также в его активе переговоры с радикальной оппозицией в 1968-м, когда французская государственная машина едва не рухнула под натиском молодежного протеста.

Первой его значимой государственной должностью стало назначение на пост помощника премьер-министра по взаимодействию с парламентом. Год спустя Ширак стал министром сельского хозяйства, еще через два года – министром внутренних дел, а вскоре после этого впервые был назначен премьер-министром.

После отставки в 1976 году он избрался мэром Парижа – первым более чем за сотню лет (эта должность была упразднена с 1871 по 1977 годы). И занимал должность столичного градоначальника вплоть до избрания президентом в 1995 году.

То, что с 1986 по 1988 годы он был еще и премьер-министром, смущать не должно: легендарная работоспособность Ширака позволяла ему совмещать две должности.

Он раз за разом выдвигал свою кандидатуру на президентский пост, но только в 1995-м ему наконец-то удалось победить. Главной проблемой было обойти в первом туре бывшего соратника Эдуара Балладюра – социалисты после 14-летнего правления Франсуа Миттерана были ослаблены и непопулярны.

По инициативе Ширака семилетний президентский срок во Франции был сокращен до пяти лет – только поэтому ему не удалось сравниться с Миттераном по длительности пребывания в президентском кресле.

За переизбрание на второй срок Шираку нужно было в первую очередь благодарить Жан-Мари Ле Пена. Когда Ле Пен с его репутацией фашиста и чуть ли не людоеда вышел в 2002 году во второй тур, обойдя кандидата-социалиста, французская пресса взорвалась статьями в стиле «Франция, ты одурела». В итоге все левые партии, чьи кандидаты потерпели поражение, призвали своих избирателей поддержать правого Ширака.

В результате действующий президент набрал совершенно беспрецедентное для Западной Европы количество голосов – 82,2%.

Поскольку люди голосовали не за Ширака, а против Ле Пена, особо популярным политиком в ходе своего второго срока он уже не был. Однако, несмотря на постоянную критику и столь любимые французами массовые выступления, преемником Ширака стал лидер основанной им партии «Союз за народное движение» Николя Саркози. В 2007 году Саркози победил социалистку Сеголен Руаяль, а в 2012-м проиграл ее бывшему мужу Франсуа Олланду.

Собственно, именно на фоне Саркози и Олланда стало очевидно, что Жак Ширак был последним представителем поколения французских политиков, для которого термины «суверенитет» и «национальные интересы» были не пустыми словами. Ширак, несмотря на беспрецедентное давление, не поддержал операцию США в Ираке, он проводил собственную, а не подчиненную интересам Вашингтона политику в Африке и на Ближнем Востоке. В общении с Россией преследовал французские, а не глобалистские интересы.

Несмотря на попытки Эммануэля Макрона копировать манеры Владимира Путина, молодому французскому президенту пока не удается доказать, что он – самостоятельный политик, какими были Ширак, Миттеран, Жискар д’Эстен, Помпиду и де Голль, а не очередная невнятная марионетка.

Большое видится на расстоянии. Если в последние годы правления Ширака казалось, что он не ровня своим великим предшественникам и что слишком засиделся на руководящих должностях, то теперь, через 12 лет после его отставки, очевидно: нет, не засиделся, и – да, ровня.

Сегодня умер не просто бывший глава Пятой республики. Сегодня умер последний настоящий президент Франции.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Источник: vz.ru

Добавить комментарий