Уважаемый чешский суд публично обгадился

Удивительно, как рядовой обыватель умеет радоваться разным гадостям, которые, впрочем, не имеют логического и юридического смысла.

В сетях уже третий день ехидничают, злорадствуют и просто стебутся по поводу решения Конституционного суда Чехии, который не нашел дискриминации в решении администрации отеля Brioni в Остраве не размещать россиян, которые в письменной форме отказались осудить присоединение Крыма к России.

Суть дела в самом кратком изложении такова. В марте 2014 года владелец Brioni Boutique Hotel с украинскими корнями Томаш Крчмарж отказался от обслуживания 49 российских спортсменов. Свои действия он объяснил выражением протеста против присоединения Крыма к России. При входе в отель и на его сайте появилось объявление: «С 24 марта 2014 года не размещаем граждан РФ. Причиной является аннексия Крыма». Однако после потока резкой критики в свой адрес Крчмарж все же дал разрешение российским гражданам останавливаться в своем отеле. Единственным условием для них было письменное заявление о том, что они не согласны с «оккупацией Крыма, противоречащей всем нормам, которые должны применяться в XXI веке». И вот в итоге было вынесено судебное решение, оправдывающее позицию отельера «с украинскими корнями».

И были бы основания для радости тех, кто считает Крым «навечно украинским», если бы не два но. Но с самой большой буквы. Во-первых, решение Верховного суда США по делу Masterpiece Cakeshop Ltd v. Colorado Civil Rights Commission (4 июня 2018 г.). Во-вторых, решение Верховного суда Великобритании по делу Lee v. Ashers Baking Company Ltd and others [2018] UKSC 49. Оба дела касаются приблизительно одного и того же: отказа в изготовление для гей-пар тортов с соответствующими надписями по мотивам религиозных убеждений. Вы спросите, разумеется: «А при чем тут вообще какие-то верховные суды, когда Чехия, типа, суверенное государство и делает чего захочет? И при чем тут геи, когда мы говорим о Крыме?»

Ну, во-первых, решение Верховного суда Британии анализирует решение Верховного суда США и использует его аргументы. Во-вторых, решение Верховного суда Британии само по себе крайне авторитетно для любого суда в мире, включая и Европейский. А уж для чехов и подавно. В-третьих, решение ВС Британии содержит детальный анализ решений Европейского суда по спорной теме, а Чехия пока еще в его юрисдикции. И, в-четвертых, речь идет отнюдь не только о геях, а об отказе в обслуживании по мотивам политических, религиозных и иных убеждений. Тчк. Так что членам Конституционного суда Чехии надо осваивать матчасть, читать указанные решения и думать, что Европейский суд может написать по поводу их сверхкреативного творчества. 

А суть указанных двух решений и позиции Европейского суда по теме «А можно ли отказать клиенту в обслуживании, если он требует написать что-то из области нетрадиционной ориентации на торте или не поддерживает принадлежность Крыма Украине» сводится в целом к следующему:

1. Каждый человек имеет право на свободу слова (право Первой поправки в США). Он может выражать свое мнение разными способами или воздержаться от этого (подробней см. Wooley v. Maynard 430 US 705, 714). Отказ в обслуживании по мотивам использования привилегии «свободы слова» возможен, но, разумеется, очень строго ограничен.

2. Однако (!!) можно отказать в обслуживании, если клиент требует от тебя исполнить что-то, что не соответствует твоим убеждениям (написать что-то на торте), но нельзя отказать в обслуживании по мотивам убеждений клиента (только потому, что он гей или считает, что Крым – российский). В противном случае это чистая дискриминация и нарушение Европейской конвенции – именно ст. 9 (1). И это обосновывается решениями Европейского суда по делу Buscarini v. San Marino (1999) 30 EHRR 208 (нельзя обязать неверующих приносить христианскую клятву в парламенте), Kokkinakis v. Greece (1993) 17 EHRR 397 (плюс британское решение Commodore of the Royal Bahamas Defence Force v. Laramore [2017] UKPC 13; [2017] 1 WLR 2752) (нарушает права человека вынуждение лица демонстрировать веру в то, во что он не верит).

Таким образом, уважаемый чешский суд публично как бы обгадился. Ну, приблизительно как итальянский, который запретил распятия в школах, но Европейский суд его поправил.

Источник: Блог Дмитрия Гололобова

Источник: vz.ru

Добавить комментарий